nataveres (nataveres) wrote,
nataveres
nataveres

Category:

Даниэль Арасс "Истории полотен" / Daniel Arasse "Histoires de peintures" - 8

7. Архангел автостоппер/Un archange auto-stoppeur

8. Секреты художников/Secrets de peintres

Я вернусь опять к "Благовещению" Фра Анжелико из Кортона.

Мы уже рассмотрели красную шторку в геометрическом центре картины: резной золотой нимб Архангела Гавриила на её фоне как символ Бесконечности (золотой нимб символ божественности, которая сама по себе Бесконечность), красный как символ крови Девы Марии, как дающей плоть, в то время как Бог даёт форму. Эта концепция широко распространена была ещё в 15 веке. И даже в 19 веке, люди продолжали думать, что "красный" - символ женской фертильности во время менструаций. Что, очевидно, объясняет недонаселённость некоторых регионов! Но вернёмся в вопросу о Деве и её крови - это не только меня интересующий вопрос, но он был предметом великих дебатов конца Средних Веков, францисканцы и доминиканцы были радикально против этой точки зрения. Итак: чтоб женщина была фертильна, у неё должны быть менструации, но они несут в себе отпечаток греха, потому что "начались" из-за Евы и её греха - к слову, в Англий они так и называются "the curse of Eve" ("проклятье Евы") или просто "the curse" ("проклятье"). Так что тут очевиден вопрос "чистоты" Девы, так как она была выбрана среди всех женщин из-за своей "чистоты", и рождение Иисуса - это мистерия, тайна, загадка, но никак не чудо, потому что он всецело человек и всецело Бог, т.е. совершенно непорочный человек. Но, если Мария совершенно непорочна, то, значит, у неё не было менструаций, то как же она смогла зачать... Американский специалист Джонатан Вуд (Jonathan Wood) очень долго изучал эти споры и констатировал, что они весьма опасны и агрессивны, в то время как решение весьма просто - это было непорочное зачатие (l'Immaculee Conception). Так что она была единственной среди всех женщин, которая смогла зачать непорочно. Как я понимаю, это теория францисканцев, в то время как доминиканцы были против неё. Проблема оставалась нерешённой вплоть до 19 века, когда первый Ватиканский Собор (Concile de Vatican I) постановил, что Непорочное Зачатие это догма, а догма не обсуждается. Всё! Для нас сегодня это, несомненно, выглядит анекдотично, но в те времена это было очень серьёзным предметом споров.

Рассмотрим ещё одно полотно, которое я тоже очень люблю, "Благовещение" Фра Филиппо Липпи, который был, я полагаю, монахом ордена Св.Ромуальда (ордена Camaldules). Это великий изобретательн 1440-1460гг. Возрождения во Флоренции, один из любимых художников Старшего Комо. Одно из его Благовещений сегодня хранится в Национальной лондонской галерее и сожержит одну весьма странную деталь, которую я до сих пор не могу интерпретировать, так как не уверен насчёт того, что она значила для самого художника. Это "Благовещение" было расположено над дверью во дворце. Если вы когда-нибудь посещали Форенцию, вы имеете представление о высоте дверей по отношению к размерам картин, с закруглённой формой. Оно примерно 1,40-1,60 м длиной, растянутое, арочной формы:


Дева слева, Ангел справа в месте, напоминающем дворик, между ними открытая дверь. Голубь летит в Марие, и он окружён ореолом, который повторяется и уменьшается всё сильнее по мере того, как он подлетает к Деве. И это странно, так как в соответствие с заветами перспективы оно должно быть наоборот - то, что дальше меньше, то, что ближе больше. Я считаю это величайшей идеей Филиппо Липпи, так как с помощью "рассеивающегося" и увеличивающегося облака ореола он показал движение голубя. Голубь подлетает, останавливается и начинает испускать из своего клюва лучи света, которые попадают в живот Марии, которая опущенным взглядом тоже смотрит в этом направлении. И в складках её платья, в этом сакрально-священном месте по умолчанию, мы видим отверстие, или "петельку", через которую лучи света проникают к её животу. Художник написал малюсенькую петельку, дырочку в складках платья Девы, через которые проникает свет.

Должен признаться, что не я углядел эту деталь, а американец Самуэль Эджертон Младший (Samuel Edgerton Junior). Есть даже научная и увлекательная статья об этом, где написано, что перепендикулярные лучи света сквозь отверстие достигают сферического живота - и это средневековая теория оптики, которая, в свою очередь, является метафорой божественной Благодати. Прекрасная статья о божественой Благодати, которая перпендикулярно падает на землю иерусалимскую, и по мере того как мы удаляемся оттуда Благодать уменьшается, но несмотря на свою красоту, я считаю эту статью неубедительной. Если это принято изображать перпендикулярные лучи проникающие к животу сквозь отверстие, то почему мы не видим других таких примеров? С другой стороны, помним о месте и высоте, где картина была расположена - так что никто не мог углядеть эту деталь. Мы смогли увидеть её только в наши дни, благодаря перемещению картины в Национальную лондонскую галлерею, но в 15 веке это было абсолютно исключено. Я приведу вам мою гипотезу, которую сделал до того, как эта статья меня морально подавила. Я думаю, что это отверстие было написано художником как раз, чтоб его никто не увидел.

Это был секрет художника, нечто, что он изобразил было настолько близким, интимно близким автору. Но что же он изобразил? Дева Мария - очень важный мифологический персонаж, особенно в то время. Фра Филиппо Липпи - монах ордена Камальдулов, который он в конце концов покинул, так как, используя в Прато послушницу Лукрецию Бутти (Lucrezia Butti) в качестве модели для Девы Марии, он похитил её с сестрой и увёз, продолжая, тем не менее, использовать её в качестве модели для Марии. После требований ордена ему пришлось вернуть сестру, а он сам был отлучён, но так как он был великим религиозным художником, его всего лишь изгнали из ордена, а у них с Лекрецией родился ребёнок, Филиппино Липпи, ставший одним из великих флорентийских художников конца 15 века. Так как же мы объясним это отверстие в платье, раз мы уже знаем, что художник похитил эту модель? Картина - это не только теологические и теоретические выкладки, но ещё и влияние самого художника как человека. Джорджио Вазари сказал, что Филиппо Липпи обладает "венерической" натурой - "дитя Венеры", т.е. человек, который очень любит женщин, который видит их повсюду, но не имеет достаточно средств, чтоб их привлечь, но возвращается в своё ателье, где он пишет Деву Марию, как проекцию всех его мужских желаний. Это объяснение мне видится более логичным, чем теория средневековой оптики.

Это исключительный случай, почти такой же как жест "автостоппера" на картине Амброджио Лоренцетти, за тем лишь исключением, что жест виден всем, в то время как отверстие в платье - нет. Но это, конечно же, современные условия, потому что в 17 и 18 веках картины выставлялись совсем не так как сегодня. Мог ли Фра Филиппо Липпи вообразить, что его полотно попадёт с навершия входа в картинную галерею, под свет прожекторов и вспышки макрофотографий? Современные условия позволяют нам разглядеть эти секреты художников, раскрывающие интимные вещи о самих художниках и заказчиках. Например, Антонелло да Мессина, художник, прибывший с юга Италии в Венецию в конце 15 века (1475), принёсший фламандскую масляную технику, в своих картинах оставляет весьма необычные знаки и секреты.

Ещё один интересный случай это "Благовещение" Франческо дель Косса из Феррары (город в Италии), 1469-1470гг, хранится в музее Дрездена. Прекрасный пример знания как применять перспективу. Картина разделена надвое великолепной центральной колонной, поддерживающей архитравы. Справа Дева на фоне комнаты, слева на переднем плане Ангел на фоне города с дворцами и бредущей собакой:


Невероятное использование перспективы, исключительное для того времени, выполненное уникальным художником, из уникальной школы, потому что это Феррара, одно из самых невероятных полотен второй половины 15 века. Очень интересная композиция ещё и потому, что, хотя Дева и Ангел обычно изображаются лицом к лицу, здесь на первом плане только Ангел, в то время как Дева немного в глубине. Очень редкая концепция для 15 века. Удивительная! Дальше, если мы попробуем составить план расположения Благовещения, то увидим, что колонна находится строго между ними, т.е. Ангел смотрит не на Деву, а на колонну. Но это, конечно же, не проблема, потому что Бог видит и сквозь горы, а колонна ещё и сама по себе символ Христа.

А теперь на первом плане справа, немного ниже стоп Девы мы обнаружим ещё одну удивительную вещь - огромную улитку со сложеными рожками. Насколько я знаю, это единственная улитка присутствующая на Благовещении 15 века. Я долго размышлял над этим и нашёл сему геометрическое объяснение. На конце оси улитка-рука Ангела (которая как бы касается колонны) можно увидеть Бога. Бог на небе - той же формы и того же размера, что и улитка на переднем плане. Но почему? Практически невозможно осознать, что улитка связана с фигурой Бога. Умберто Эко как-то сказал мне по этому поводу, что это совершенно нормальная мысль для Средних веков. Один из величайших вопросов Средних веков: почему господь ждал столь долго между изгнанием из Рая и Непорочным Зачатием? Он же знал, что это обязательно случится, так почему же он действовал столь медленно, как улитка? Умберто Эко уверял меня, что такой текст должен существовать обязательно, но... он так и не найден, не написан! Я восхищаюсь Умберто Эко, но как историк, я должен опираться на более осязаемые вещи, и в этот раз мне опять помогла перспектива.

Улитка не только на переднем плане, но она просто гигинтская, размером со стопу Ангела. Если в сантиметрах - то около 18см - какой монстр! Но зачем художнику понадоилось рисовать такого монстра у ног Девы? Я думаю, что улитка написана не "в" картине, а "на" картине. К тому же улитка - символ Воскресения и символ самой Девы - это нашел один англичанин - в те времена считалось, что улитка фертильна благодаря росе, выпадающей каждое утро, так и Дева фертильна, благодаря "небесной росе". В этом есть также и несхожесть Девы с улиткой. Но как же всё-таки объяснить её размер? Мне кажется, что улитка как раз и нарисована в своём реальном масштабе, обычная нормальная бургонская улитка, ползущая по краю холста. Т.е. Франческо дель Косса написал улитку в нашем, реальном мире, а не в мире картины, как бы говоря нам: "Как в нашем мире улитка непохожа на Богородицу, так и эта картина непохожа на Благовещение" ("De même que dans notre monde a nous l'escargot est une figure dissemblable de la Vierge, de même ce tableau est une figure dissemblable de l'Annonciation"). Т.е. эта картина не показывает реальное Благовещение. Со стороны художника ультра-софиста эта деталь подчёркивает его сомнения в том, что это реальное изображение того, что случилось 15 веков назад.

9. Правило игры/La regle du jeu
Tags: arasse, art, book, francais, painting
Subscribe

  • Фиаско и другие прелести

    Вместо эпиграфа Кафедра русского языка. Две доцентши, одна курит, вторая разгадывает кроссворд. — Мария Ивановна, — "Полный крах…

  • Печальная рыба-солнце.

    Оказывается, я никогда от начала и до конца не знала сказку об Умке. А она такая клёвая, такая северная:…

  • Что происходит в моём мире

    На паре философии религии: — Проблема нашего предмета в том, что мы пытаемся залезть в голову к богу. Про еду Ребёнок хотел борщ. Послала в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments