nataveres (nataveres) wrote,
nataveres
nataveres

Categories:

Даниэль Арасс "Истории полотен" / Daniel Arasse "Histoires de peintures" - 5

4. Изобретение перспективы/L'invention de la perspective

5. Перспектива и Благовещение/Perspective et annonciation

Итак, перспектива была изобретена во Флоренции в 1415-1450 годах, но и до этого были её предвестники в Сиене, два великих, гениальных художника первой половины 14 века, к сожалению, сейчас забытые всеми, кроме специалистов: братья Лоренцетти, Пьетро и Амброджо. Они были популярны наравне в Гиберти, автором "Райских ворот" флорентийского Баптистерия, считавшегося непревзойдённым мастером. Братья Лоренцетти сделали несколько смелых предложений в живописи, среди которых была и перспектива. Первым это отметил Эрвин Панофский, в той же ранееупомянутой книге 1925 года "Перспектива как символическая форма", полностью монофокальную централизованную перспективу, видимую только в плитках пола, использовал Амброджо Лоренцетти в "Благовещении", 1344, хранящегося в Сиене:


Сейчас ходят разные споры, и похоже, что первая картина с перспективой всё-таки была написана его братом, Пьетро Лоренцетти - "Рождение Девы"/"Naissance de la Vierge", хранится в музее дель Опера дель Дуомо в Сиене. Но не будем распаляться, потому что Амброджо Лоренцетти однозначно заслужил почитание, как новатор и конструктор перспективы. Вы, наверно, знаете, как строить перспективу? Во-первых, нужна точка схода на линии горизонта, где соединяются все линии схода. Затем нужно соблюсти корректное геометрическое уменьшение плиток пола с изменением глубины: мы проводим снизу линии, и каждый раз, когда они упираются в точку схода, это даёт нам пропорциональное уменьшение квадратиков плитки. Это настолько просто, что даже восьмилетний ребёнок способен нарисовать. Возвращаясь к "Благовещению" Амброджо Лоренцетти, мы видим, что он додумался до наклонных линий, но толком не понял сам принцип. До этого он пытался смоделировать перспективу с помощью гипса и деревянных панно, чтоб отследить геометрические изменения, он подошёл почти вплотную, но не совсем. Тем не менее его привлекал этот вид представления.

Итак "Благовещение" это диптих, написанный на одном панно: две раздельные арки на одном полотне, под одной аркой - Ангел Гавриил, под другой - Дева Мария, а колонна, которая поддерживает свод, разделяет их пространства. Очень интересная колонна: она не налеплена сверху как скульптура, но написана, или точнее выгравирована на золотом фоне. Причём так, что она перекрывает точку схода. На золотом фоне вверху написана на латыни формула приветствия, которую Ангел Гавриил адресует Марие: "Ибо ничто не будет невозможного для Бога, который есть Слово"/"Car rien ne sera impossible à Dieu qui est tout Verbe". Эта фраза не проходит позади колонны, она ею прерывается, но так, как будто колонна вместе с золотым куполом это общий фон. Напротив, когда мы опускаем глаза на пол, колонна перестаёт быть фоном, и становится материальной - кусочек платья Девы на половине Ангела Гавриила расположен позади колонны. Я считаю, что в этом заключается абсолютная гениальность идеи Амброджо Лоренцетти, которую он передал с помощью совершенноё геометрической перспективы. А именно, он передал "воплощение" (incarnation) в Благовещении. Что такое Благовещение? Это тот момент, когда Ангел Гавриил приветствует Марию и сообщает ей, что она может зачать Сына Божьего. Дева же в ответ удивляется, так как она еще не познала мужчину, на что Гавриил как раз и говорит: "Ибо ничто не будет невозможного для Бога, который есть Слово", и Дева отвечает: "Ecce ancilla Domini"/"Я раба Божия" и вот в этот момент происходит "Воплощение" (Incarnation). Но оно невидимо. А то, что видимо - это история Благовещения, диалог между Ангелом и Девой, который, несмотря на то, что ему не нет свидетелей, стал историческим событием, и может быть показан. И Воплощение больше нигде не может быть представлено, кроме как при изображении Благовещения. Ранее Дуччо использовал одно интересное решение, но не такое совершенно, как у Лоренцетти, который, из того, что мне известно, первый художник, изобразивший Воплощение в колонне. Верх колонны находится на золотом фоне, олицетворяющем божественный свет, помните, что перед картиной стояли восковые свечи, чей свет отражался в этом золотом потолке, оживал и казался бездонным и бесконечным. Низ же колонны расположен над точно выверенной перспективой, где она приобретает форму и cветонепроницаемоcть: вот оно, Воплощение. Ещё очень захватываеюще в этой картине то, насколько близко Лоренцетти подошёл к изобретению перспективы. С другой стороны то, как художник сконструировал соизмеримое пространство, где Бесконечность меняется и становится осязаемой, это восхитительно.

Через примерно 100 лет, в 1440 эта проблема - Воплощения и Благовещения - снова возникла. Как в измеримом и соизмеримом с человеком мире изобразить нечто невидимое? Некоторые авторы пытались передать (не изобразить) Воплощение через беспорядочную перспективу (desordre de la perspective). Что-то, неподчиняющее измерениям - это очевидно Господь, потому что он бесконечен. Был ещё один проповедник, Бернардин Сиенский, который описал Воплощение как становление Бога человеком, вечность обретающая временное измерение, Создатель в создании, художник в своём творении... и также непередаваемое в измеримом, так и Воплощение в Благовещении. Для полного счастья не хватает ещё одного ключевого "Благовещения", написанного в 1425 Мазаччо, оно экспонировалось во Флоренции, но сейчас, к сожалению, утеряно. Но у нас осталось прекрасное описание, и мы можем реконструировать схематику оригинала, но это, конечно, не заменит утерянное. Поэтому обратимся к "Благовещению" написанному 25-30 лет спустя, примерно 1445 Доменико Венециано, который помнил утерянное полотно.


Надо сказать, что перспектива это не ограничение для художника, но инструмент, играя с которым, можно создать значительно различающиеся вещи. Для Доменико Венециано перспектива создавала очаровательное место для Девы, которая в общем смысле фигура тела Марии, потому что Дева - это архитектурное понятие, это храм, сосуд для хранения (le tabernacle). Это совершенное полотно с совершенной Девой: совершеннаяя перспектива, централизованная, и в глубине перспективы абсолютно диспропорциональная дверь. Это дверь в зубчатой стене, т.е. в городской стене, мощной и устойчивой, которая огрождает садик Девы, написанная в центре картины, она прячет точку схода, как и колонна у Амброджо Лоренцетти. Но когда мы смотрим на её задвижку, то создаётся впечатление, что это дверца шкафа, и он такой маленький, что кажется, его можно взять в руку, и это совершенно недопустимо для двери в городской стене. Доменико Венециано умышленно сделал эту ошибку, потому что дверь не вписывается в перспективу, выпадает из неё, несоизмерима, так как она передает само Воплощение. Я даже скажу, что эта дверь одновременно символ Христа - так как Иисус это Дверь - и символ Девы Марии. Это воплощение Христа в Деве. Это то, что я думаю. Это то, что думает художник. Средства изображения, в частности перспектива, позволяют некоторым художникам писать столь восхитительные и интеллектуальные вещи.

Одним из учников Доменико Венециано в Венеции был Пьеро делла Франческа, который не случайно, спустя 30 лет написал "Благовещение", где где присутствует столь же восхитительное искажение в самом центре перспективы, показывающее Воплощение. В этот раз это мраморная плита, но так как Пьеро делла Франческа был настоящим математиком, лучшим даже, чем свой учитель, ему даже удалась перспектива, в которой он спрятал Воплощение, а эта мраморная плита в свою очередь, сама прячется внутри перспективы:


Что мы видим. Дева стоит под портиком, лицом к Ангелу, который слева от зрителя. Между ними длинный коридор с колоннами, в глубине которого мраморная плита. Несмотря на то, что она вроде как очень далёкий фон, автор написал её как расположенную очень близко, что выбивает её из перспективы. Это уже реферанс в сторону Доменико Венециано. Но Пьеро делла Франческа сделал ещё лучше, так как он математик: он так подобрал точку схода, что она попала на угол архитектуры. И если мы внимательно посмотрим на зрительную ось между Ангелом и Девой, то увидим массив колонн, спрятанный внутри того массива колонн на переднем плане. Т.Е. если Ангел поднимает глаза, то он не Деву увидит, а эти самые колонны. Исследователь Томас Партон назвал это "умной ошибкой", но я с ним не согласен. Это секрет Воплощения, спрятанный внутри видимого Благовещения. Я могу так сказать, потому что колонна - одни из самых известных и традиционных символов Христа ("Columna est Christus"). Т.е. массив колонн - это сама Вечность и она уже здесь. Это не я сказал, а Жак де Воражин. Ещё он сказал, сколь бы не спешил Ангел Гавриил, а Бог уже был там раньше, уже присутствовал незримый в месте Благовещения. Пьеро делла Франческа использовал математику и перспективы, чтобы столь впечатляюще воплотить незримое в зримом - мраморная плита, спрятанный массив колонн.. Этот тип картин заслуживает размышлений и рассуждений.

Но не все художники математики и не все в мире Пьеро делла Франческа. И перспективу можно использовать не только как инструкцию, но и по прямому назначению. Один из прекрасных примеров это флорентинец, современник Пьеро делла Франческа, Фра Анжелико. Он немного доминиканец, т.е. относится к немного другой стороне теологии, но он не обязательно столь глубок, каким хотел бы казаться, потому что он не просиживал целыми днями в библиотеке Сан Марко, консультируясь с книгами Альберти или Томаса. Он написал несколько "Благовещений" и два их них невероятно интересны. Первое находится в церкви Кортон на юге Флоренции, оно предназначено для широкой публики и находится на алтаре. Фра Анжелико, "Благовещение", 1433-1434


Второе, невероятно похожее на первое, но в то же время совсем другое, находится на первом этаже монастыря Сан Марко и педназначено для тех немногих, которые проходят мимо него по пути в свои кельи на верху лестницы, но также его могут видеть и миряне, так как это всё ещё публичная часть монастыря. Фра Анжелико, "Благовещение", 1450


В "Благовещении" в Кортоне автор используют перспективу чуждую как альбертиновской, так и той с Сан Марко. Но в обеих он сумел передать Воплощение, но не через искажения перспективы, а через кадрирование, т.е. не через линию схождения. Первым делом он определял кадр, а уже потом линию горизонта и т.п. Эта рама, кадра как окно в мир, которое определяем место для изображения, но это не окно "открытое всему миру", а окно, через которое мы будем наблюдать историю. Не созерцать мир, а именно видеть, как история происходит. И это ещё одна идея, которой я восхищаюсь. Начиная с 15 века многие художники использовали кадрирование в своих работах, и Фра Анжелико один из них.

P.S. С Благовещеним!

6. Богородица вне любых измерений/La Vierge échappe à toute mesure
Tags: arasse, art, book, europa, greetings
Subscribe

  • Шутки-прибаутки

    Иногда баш.орг читаю. Иногда просто в интернете на что-то натыкаюсь, что всем кажется "ну, так", а мне смешно. Например тест недавно видела: Ваша…

  • Маразм крепчал

    Это мне коллеги рассказали, у меня потому что ещё никакого списка контактов нет, точнее моего емайла почти ни в чьих списках контактов нет, так что я…

  • Повседневное

    Про образование У коллеги сын, который в Лёвен на японологию поступил, решил бросить. Говорит в первую же неделю задали 2 азбуки сразу выучить за…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments